Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Судьи не засчитали прыжок российского десятиборца на Олимпиаде Олимпиада в Токио, 15:18 Россия на 10 минут вышла на 5-е место по медалям. Онлайн 12-го дня Игр Олимпиада в Токио, 15:16 Депутат Верховной рады принес первое золото Украине на Олимпиаде Олимпиада в Токио, 15:08 Российский борец уступил в поединке за бронзу Олимпиады Олимпиада в Токио, 15:06 В федерации знали о COVID у российской каратистки перед вылетом в Токио Олимпиада в Токио, 14:48 Ромашина побила рекорд сборной по золоту Олимпиад. Главное о чемпионке Олимпиада в Токио, 14:44 Российские синхронистки выиграли шестое подряд олимпийское золото Олимпиада в Токио, 14:42 Россияне повторили худший результат в греко-римской борьбе на Олимпиадах Олимпиада в Токио, 14:42 Чемпион мира по каратэ назвал потерей для России пропуск Чернышевой Игр Олимпиада в Токио, 13:53 В ОКР рассказали о состоянии заболевшей коронавирусом россиянки Олимпиада в Токио, 13:33 Ван Гал в третий раз стал главным тренером сборной Нидерландов Футбол, 13:30 УЕФА заменил судей на первый матч «Спартака» в Лиге чемпионов Олимпиада в Токио, 13:03 Российский борец обеспечил себе минимум серебро Олимпиады Олимпиада в Токио, 12:55 Бельгийского атлета увезли на инвалидной коляске после неудачного прыжка Олимпиада в Токио, 12:48
Футбол ,  
0 

Юрий Соловьев — РБК: «Смотрим на «Динамо» как на бизнес»

Первый заместитель президента — председателя правления ВТБ Юрий Соловьев, вошедший в исполком РФС, рассказал РБК о покупке футбольного «Динамо», шоке от увиденного в клубе и проблемах российского футбола
Читайте нас в
Новости Новости

Юрий Соловьев возглавляет совет директоров «Динамо» с 3 июля 2019 года. Пришел в клуб 28 июня того же года в качестве члена совета директоров, спустя месяц после приобретения ВТБ 99,9% футбольного «Динамо». В феврале 2020 года вошел в исполком Российского футбольного союза (РФС).

С мая 2011 года занимает должность первого заместителя президента — председателя правления ВТБ, до этого с 2008-го являлся старшим вице-президентом. Ранее также занимал руководящие посты в Deutsche Bank (2002–2008) и инвестиционном банке Lehman Brothers (1996–2002).

Об итогах первой части чемпионата и последствиях поражения в Тбилиси

— Шестое место по итогам первой части чемпионата — вас устраивает этот результат или хотелось большего?

— По итогам 19 туров такой результат нас не устраивает. В турнирной таблице мы находимся на том же месте, на котором закончили прошлый сезон. Но хочу вам напомнить, что клуб находится в стадии становления. Мы за полтора сезона практически полностью обновили управленческий состав и клуба, и футбольной команды. На мой взгляд, сейчас «Динамо» показывает более интересный, атакующий, интенсивный футбол. Очень жаль, что смазали концовку прошлого года, но оценивать работу нового тренерского штаба будем только после первых полноценных сборов. Впереди еще 11 туров чемпионата, от которых я жду позитивных результатов.

Московское «Динамо» сенсационно уступило тбилисскому «Локомотиву» со счетом 1:2 в гостевом матче второго квалификационного раунда футбольной Лиги Европы и выбыло из розыгрыша турнира.

Тбилисский клуб одержал четвертую победу в еврокубках в истории. Спустя пару игр после этого матча с поста главного тренера команды был уволен главный тренер команды Кирилл Новиков, на его место был приглашен Сандро Шварц, который играл в немецком «Майнце» и тренировал этот клуб.

Его в клуб пригласил спортивный директор «Динамо» Желько Бувач, бывший помощник главного тренера немецких «Майнца», «Боруссии» и английского «Ливерпуля» Юргена Клоппа. Шварц при Буваче играл за «Майнц».

— «Динамо» хорошо начало сезон — и вдруг малообъяснимое поражение в Тбилиси от «Локомотива». Что вы тогда подумали, какая была первая реакция?

— Сильное разочарование.

— Мысли об отставке тренера сразу появились?

— Сейчас уже трудно сказать, какие мысли возникли в тот момент у меня или у других членов совета директоров. Точно могу сказать лишь то, что поражение в Тбилиси было одним из значительных факторов, которые определили дальнейшую траекторию развития клуба.

— Почему в качестве нового тренера вы выбрали именно Сандро Шварца? Наверняка были варианты и с известными российскими и с более опытными иностранными специалистами?

— Мы очень много и глубоко прорабатывали этот вопрос. Было много кандидатов, мы учитывали рекомендации в том числе международных специалистов, разговаривали с большим количеством экспертов. Важными аспектами для нас были акцент на воспитании молодых талантливых футболистов, общее видение философии и стиля игры, системность подхода к решению поставленных задач. Международный опыт и желание работать и добиваться успеха именно в «Динамо» сыграли в пользу Шварца. Чтобы присоединиться к нашему проекту, люди должны быть в хорошем смысле очень амбициозны.

— Мнение спортивного директора Желько Бувача, который хорошо знает Шварца, сыграло важную роль?

— Спортивный директор принимал активное участие в процессе выбора тренера, это его обязанность. Он представил несколько вариантов, так что Сандро был не единственным его кандидатом.

— Немецкая тренерская школа, молодые немецкие тренеры сейчас популярны в Европе. В России представителем этой школы является тренер «Спартака» Доменико Тедеско. Результаты «Спартака» и в целом успехи немецких тренеров как-то влияли на ваш выбор?

— На результаты «Спартака» мы в этом контексте точно не смотрели. Но я был одним из тех, кто поддержал кандидатуру Сандро именно потому, что мне нравится эта школа.

О причинах покупки «Динамо» и шоке от увиденного в клубе

В постсоветское время владельцем клуба было Всероссийское физкультурно-спортивное общество (ВФСО) «Динамо». В 2004 году 70% акций клуба было передано структурам Алексея Федорычева в обмен на обещание погасить долги и помочь с финансированием. По словам Федорычева, за два года он потратил на «Динамо» €200 млн: из них €140 млн было потрачено на покупку десятка португальских футболистов, в том числе таких как Данни, Дерлей, Манише и Коштинья, и их зарплаты.

Летом 2006 года общество «Динамо» подписало соглашение о сотрудничестве с госбанком ВТБ, который решил профинансировать реконструкцию стадиона в Петровском парке. Банк планировал инвестировать $1 млрд в проект комплексной реконструкции территории Центрального стадиона «Динамо», предусматривающий возведение рядом со стадионом около 500 тыс. кв. м спортивной, коммерческой и жилой недвижимости.

В начале 2008 года клуб заключил инвестконтракт, обменяв принадлежавший ему стадион и манеж на долю в проекте по развитию Петровского парка. Лишившись стадиона и манежа, «Динамо» заложило ВТБ и права на запланированную к строительству недвижимость. В 2008 году в бюджете клуба размером $41 млн большую часть — $29,9 млн — составили кредиты ВТБ, полученные под обеспечение в виде будущих доходов от проекта «ВТБ Арена Парк». В 2009 году под будущие доходы клуб получил кредиты еще на 400 млн руб. Долг был конвертирован в акции «Динамо» и долю в девелоперском проекте, и весной 2009 года Банк ВТБ получил 75% акций клуба.

После ухода братьев Ротенберг (2013–2015) ВТБ объявил о намерении вернуть обществу 74% акций клуба, поскольку «Динамо» задолжало банку более 5 млрд руб., общие долги клуба на конец 2016 года оценивались приблизительно в 11 млрд руб. В конце 2016 года «Динамо» согласилось выкупить у ВТБ акции клуба за 1 рубль.

— Давайте вернемся в апрель 2019-го, когда ВТБ стал собственником «Динамо». С чем было связано такое решение?

— ВТБ — генеральный спонсор «Динамо» с 2008 года. Группа вообще глобально поддерживает российский спорт в рамках большой программы «Спортивная страна»: от спортивной гимнастики до баскетбола. И, наверное, без преувеличения скажу, что практически во всех видах спорта мы достигали успехов со «своими» командами. Например, на Олимпиаде в Рио спортсмены из тех федераций, которые мы поддерживали, завоевали восемь медалей.

Футбольное «Динамо», пожалуй, единственный наш спортивный проект, который пока не показал значительных результатов. Объемы финансирования, которые ВТБ направлял в клуб, были существенными, но ситуация ухудшалась, размер долгов рос. Руководство банка пришло к выводу, что нужно попытаться разобраться, почему так происходит.

— Сумма сделки в 1 рубль как раз связана с большой задолженностью клуба по кредитам?

— Да, и думаю, что мы все равно переплатили. Я человек из бизнеса, до этого «Динамо» не занимался и, когда посмотрел, что там внутри клуба, был в шоке. Абсолютно отсутствовали базовые бизнес-процессы — от финансов и стратегии до работы с болельщиками. Или вот, например, очень хороший медицинский штаб, но при этом полное отсутствие статистической информации о том, что с кем из игроков и как происходит. База в Новогорске сама по себе неплохая, но в сильно запущенном состоянии. Трудно представить, но ведь не было даже пригодных для качественной работы полей. Вообще! Люди травмировались на тренировках! А главный тренер покупал медикаменты для игроков частично на свои деньги, поскольку финансирования не хватало. То есть абсолютно никакого понимания, анализа, ничего мы в клубе найти не могли. Нам из банка легче было видеть, сколько денег у клуба, чем самому клубу изнутри.

Приобретение клуба в собственность давало возможность эффективно контролировать расходы на его содержание, участвовать в разработке и реализации стратегии, добиваться больших побед.

— Как вы для себя оцениваете, во сколько вам в итоге обошлось «Динамо» с учетом долгов и давней истории взаимоотношений?

— Актив мы купили за 1 рубль, но с долгом, который в течение восьми лет погасим. Это около 5,4 млрд.

— То есть вы купили клуб и сами с собой теперь расплачиваетесь по кредитам?

— Мы не с собой расплачиваемся, это внешний долг.

— И банку ВТБ «Динамо» ничего не должно?

— Есть большое количество средств, которые мы внесли, чтобы «Динамо» соответствовало общему уровню современного футбольного клуба Премьер-лиги. Бóльшая часть — это спонсорский контракт, также открыли кредитную линию для покрытия кассовых разрывов, которая возобновляется по мере необходимости и потом погашается из текущих доходов клуба.

— За последние 20 лет в «Динамо» приходило несколько амбициозных управленческих команд, которые давали много громких обещаний. Но все они довольно быстро уходили. В чем отличие нынешней ситуации в «Динамо»?

— Не хотел бы сравнивать или копаться в прошлом. Давайте смотреть на конкретные шаги. Они амбициозны, но иначе и быть не может, мы же говорим об одном из главных клубов в истории отечественного футбола. Мы смотрим на это как на бизнес, который пока сильно дотационный. И выстраиваем эффективные системы, которые, я надеюсь, будут работать много лет.

За почти два года была сформирована новая система управления, подобрана команда, которая руководит всеми процессами. Все в коллективе — люди с футбольным или бизнес-бэкграундом, имеющие необходимые компетенции. Мы начали перестраивать все процессы, внедрять лучшие опыт и практики корпоративного менеджмента, принципиально новые для России модели в управлении финансами: например, эндаумент-фонд, созданный для развития молодежного футбола или система KPI и оценки персонала. Все это позволяет заложить фундамент для долгосрочного развития клуба.

— Мы спрашиваем, потому что у болельщиков «Динамо» есть несколько историй, когда им обещали светлое будущее, а потом бросали. Вы можете сказать, что ВТБ — это надолго?

— Я наемный менеджер и не могу сказать за ВТБ на десятилетия вперед. Но точно знаю, что мы пытаемся создать условия для долгосрочной системной работы клуба. Чтобы любой другой руководитель высокого уровня был обеспечен всем, что нужно для управления таким сложным бизнесом. И если когда-то на наше место придет кто-то другой, кто точно так же болеет за дело, как и мы, то клуб будет развиваться дальше.

— После сделки по «Динамо» председатель правления ВТБ Андрей Костин сказал: «Я сам не фанат, я не буду этим заниматься, но постараюсь собрать команду менеджеров, которая сможет привести команду к призовым местам или по крайней мере к первой пятерке». Как получилось, что вы стали тем самым менеджером?

— Это моя личная инициатива. Я очень люблю футбол и вижу возможность помочь великому клубу вернуться на лидирующие позиции. Друзья шутят, что раз главный бомбардир за всю историю «Динамо» — Соловьев (Сергей Соловьев. — РБК), то моя фамилия обязывает.

Считаю, что при системном подходе успех обязательно придет. В долгосрочной перспективе грамотная, последовательная управленческая работа нужный результат в любом случае даст. «Динамо» нужен именно такой — выстроенный, бизнес-ориентированный процесс. С другой стороны, вызов, который стоит перед нами, достаточно сложный, потому что футбол — это, конечно же, не только бизнес-подход. Это живая игра, спорт, в котором не обойтись без элементов искусства, везения, эмоций и человеческого фактора.

— Вы за «Динамо» болеете?

— Да.

— С детства или по долгу службы?

— Точно не потому, что банк — акционер клуба. Мои отец и старший брат — военные, всегда поддерживали ЦСКА, а я в детстве (мы тогда жили на Украине) симпатизировал киевскому «Динамо». Что именно повлияло на меня в те годы, уже не помню: мне было четыре-шесть лет. 70-е годы — это абсолютный рассвет киевского «Динамо», за него половина страны болела. А потом, после распада СССР, в российском чемпионате я начал болеть уже за московское «Динамо».

О специфике футбольного бизнеса

— Помните свои первые впечатления от реалий футбольного бизнеса?

— Когда мы только купили «Динамо», рынок сделал вывод: пришли банкиры, у которых уже не получилось, денег у них много, мозгов мало, «сейчас мы быстро их тут нагрузим». И было действительно тяжело. Я, например, для себя открыл, что привозить в Россию по-настоящему классных игроков очень сложно даже за очень приличные деньги. Ведь если у него все отлично идет в Англии или в Италии, то зачем переезжать в Россию, чемпионат которой практически не смотрят за рубежом. Должно сойтись очень много звезд. И тут же — дикая накрутка цен. Порой совершенно неадекватного по умениям и талантам игрока преподносят едва ли не как суперталант. Тонкостей много, а в отношении именно российского рынка их еще больше.

— То есть привезти условного Влашича — это почти подвиг?

— Ну, а сколько таких, как Влашич (Никола Влашич — хорватский полузащитник ЦСКА, ведущий форвард РПЛ. — РБК), в нашей лиге?

— Один?

— Наверное, есть еще несколько игроков похожего калибра, но их реально мало. Мы провели за год огромное количество переговоров, и очень часто, как принято говорить, нас начинали «качать» — от прямого шантажа до физических угроз. Мы не новички в ведении переговоров в разных секторах, но здесь была определенная специфика, да.

— Прочувствовали на себе специфику мира большого футбола…

— В какой-то момент мы поняли, что информация о том, кого мы просматриваем, просачивается вовне. Дальше типичная история: когда наш спортивный директор звонил агенту, тот в ответ говорил, что с ним уже контактировали от «Динамо» и даже называли условия, и там обязательно существовал kickback (откат. — РБК) тем людям, которые звонили. Как правило, это делается через третьих агентов, которых мы никогда вообще не видели.

В какой-то момент мы были на перепутье по поводу судьбы тренерского штаба. Я интервьюировал одного из тренеров… Встречу в тайне, естественно, держали. И вот мы с ним разговариваем, ему раздается звонок. Он отвечает и ставит на громкую связь. Его спрашивают: «А ты где?» Он говорит: я в такой-то стране, отдыхаю. А ему: «Слушай, есть такое дело, я могу тебя устроить в «Динамо». Но ты понимаешь, будешь обязан, мы будем надеяться на годовую зарплату». И дальше обещают привезти в Москву, познакомить со мной, со спортивным директором. «У нас все схвачено, ты не переживай, точно там будешь», — говорят.

— Главным тренером?

— Да, главным тренером. Это прямо при мне происходит! И человека, который звонил, я знаю.

Поэтому хочу сделать заявление. Официальное. «Динамо Москва» и группа ВТБ не работают с подобного рода посредниками. Если кто-то говорит «я устрою вас футболистом, главным тренером, главным директором, уборщицей, поваром, председателем совета директоров», у него должна быть соответствующая бумага от генерального директора или подписанная членами совета директоров.

Мы — системный клуб. Это принципиальная позиция и тот подход, который мы транслируем всем. Это современный мир, и бизнес должен быть прозрачным.

В «Динамо» есть спортивный директор, который ведет трансферную деятельность и находится в ежедневном контакте с руководством, которое контролирует весь процесс. И только в такой парадигме мы работаем.

О модели развития «Динамо»

— Есть несколько моделей развития футбольных клубов. В одной модели клуб покупает или выращивает молодых, талантливых игроков, а потом продает их, повышая капитализацию. Так, например, происходит в Португалии, Швейцарии, Австрии. И есть модель, когда клуб платит очень много денег за игроков, чтобы они остались надолго, чтобы выигрывать большие титулы. Вы ближе к какой модели?

— В идеале к первой, но, чтобы прийти к ней, необходимо время. Я разговаривал с владельцем одного из топ-клубов АПЛ, он считает, что это десять лет. У Сергея Галицкого получилось чуть быстрее. Но у «Динамо» есть болельщики, которые и так уже очень долго ждут побед…

Поэтому сейчас, по сути, мы одновременно решаем две задачи — создаем фундамент на долгосрочную перспективу по всем направлениям деятельности клуба, в том числе с точки зрения игры основной команды, а также работаем на самую ближайшую перспективу.

Мы нацелены на омоложение состава. За несколько трансферных окон мы добились того, чтобы средний возраст игроков в команде опустился с 28 до ниже 25. Мы видим очень серьезный потенциал у воспитанников динамовской академии. И задача тренеров — этот потенциал раскрыть, индивидуально развивать сильные стороны юных игроков. И одновременно прививать им философию нового, современного динамовского футбола для безболезненного перехода на взрослый уровень, в основную команду. Я исхожу из того, что выстроенная система подготовки должна определять, какие футболисты и на какие позиции необходимы, а не наоборот.

— Болельщикам, как вы сами заметили, нужны победы, последний раз чемпионство было в 1976 году. И сейчас они, вероятно, скажут, что состав не чемпионский. Какой трансферный бюджет у «Динамо»?

— У нас есть бюджет клуба, который формируется за счет поступлений от акционера, — 5,5 млрд руб. Плюс деньги от спонсоров, конечно. При формировании трансферного плана исходим из потребностей по укреплению состава, целесообразности и ограничений, диктуемых бюджетом и правилами финансового фейр-плей. Наша задача — системно укреплять состав в соответствии с нашей игровой моделью.

— Сколько клуб получает от спонсоров?

— Я не вправе раскрывать эти данные, есть коммерческая тайна и уважение интересов партнеров. Но увеличение объемов финансирования от привлеченных спонсоров — одна из важных задач, которую мы перед собой ставим. Радует тот факт, что их список за прошедший сезон был расширен. У нас, например, постоянно распроданы все бизнес-ложи, хотя по ценовым показателям мы находимся в лидерах среди московских клубов.

— Большой спонсор может появиться у «Динамо»?

— Я надеюсь, в соотношении спонсорских средств к деньгам ВТБ мы придем к пропорции 50 на 50.

— Какие-то большие покупки в плане трансферов у «Динамо» еще будут?

— По деньгам все относительно. Но мы всегда нацелены на укрепление состава. Если посмотреть цифры, то можно увидеть определенную корреляцию между стоимостью игроков и результатами. Мы хотим прийти к тому, чтобы совокупная стоимость футболистов основной команды стремилась к €100 млн. Сегодня она — около €60 млн. Этого можно достигнуть не только за счет дорогих покупок, но и за счет роста стоимости собственных игроков.

— Новый тренер высказывал какие-то пожелания по трансферам? Сейчас в России как раз открыто трансферное окно…

— На уровень совета директоров, за которым последнее слово в трансферной политике, никакие кандидаты пока не выносились.

О финансировании футбольной академии

— Иными словами, главная ваша стратегия в «Динамо» — системный бизнес-подход и методичная перестройка всех клубных процессов?

— Здесь нет мелочей. Медицинская помощь, восстановление, питание… Мы хотим понимать физическое состояние каждого игрока, который характеризуется определенным набором показателей, и которые, в свою очередь, влияют на его восстановление. На Западе это базовые принципы.

Кстати, в январе к нам присоединился Андрей Милутинович, специалист с европейским опытом, он курирует научно-спортивное направление. Одна из его задач — улучшение персональных физических показателей каждого футболиста через индивидуальные планы подготовки.

Футболист в первую очередь должен думать об игре и о победах. Он, скажем, не должен переживать о финансовых или домашних проблемах. Поэтому, например, мы запустили для футболистов специальный продукт от Private Banking, чтобы ориентировать их на грамотную работу со своим капиталом. Футболисты заканчивают карьеру чаще всего в промежутке между 32 и 36 годами. Им еще жить две трети жизни, и важно знать, как сохранить и приумножить то, что заработано.

— То есть вы их оставляете в экосистеме ВТБ?

— У ВТБ открытая экосистема, на принципе партнерства со свободой выбора. Но мы стараемся заботиться о футболистах. Помогаем им во всем — и в получении финансовых знаний, и в приобретении квартир молодыми семьями. У нас, кстати, в этом году три игрока основы пошли учиться в вузы.

— Академия «Динамо». Вы уже говорили, что для вас это один из приоритетов…

— У «Динамо» отличная академия высшей категории и значимые достижения на молодежном уровне. Это будущее клуба, и у нас есть долгосрочный план по ее развитию, причем на территории всей страны. Определяемся с участком для строительства комплекса центральной академии в Москве, в следующем году рассчитываем приступить к работам. Планируем создание современного футбольного кластера с кампусом интерната, полями, манежем и всем необходимым для подготовки молодых футболистов.

В ближайшее время начнется строительство академии спорта на территории Петровского парка. В числе других спортивных объектов там вновь появится футбольный манеж, в котором смогут тренироваться юные воспитанники Футбольной Академии «Динамо».

Параллельно академия запускает ряд новых проектов в регионах России, в их числе открытие филиалов академии и футбольных школ по франшизе. Воспитанники региональных подразделений войдут в единую систему подготовки клуба, а самые талантливые переедут в интернат академии в Москве, чтобы бороться за право стать футболистами «Динамо-2» и главной команды клуба.

Чтобы гарантировать развитие академии на годы вперед, мы внедрили новый для России, для российского футбола подход к финансированию — учредили эндаумент-фонд. Его целевой капитал неприкосновенен, сумма может только увеличиваться в дальнейшем за счет новых взносов. Этими средствами управляет «ВТБ Капитал Управление активами». Доход, получаемый от инвестирования средств фонда, может направляться только на нужды академии.

В 2020 году сформировали целевой капитал фонда: за счет пожертвования группы ВТБ в размере 2 млрд руб. и взносов физических и юридических лиц. Инвестиционный доход будет направлен на функционирование и развитие центральной академии в Москве и филиала в Республике Дагестан.

На февральском заседании попечительского совета Фонда академии одобрен финансовый план на этот год, предполагающий увеличение целевого капитала за счет дополнительного пожертвования группы ВТБ и привлечения денежных средств от других лиц, в том числе болельщиков.

В целом хотим, чтобы фонд собрал около 5 млрд руб. Проценты или доход, получаемые на эти средства, по нашим расчетам, должны полностью обеспечивать содержание всего детско-юношеского футбола «Динамо».

У этой модели есть несколько преимуществ. Во-первых, на очень долгий срок мы обеспечиваем финансирование. Во-вторых, эти средства, повторю, не могут быть никем задействованы, они управляются независимыми, профессиональными менеджерами, их нельзя потратить нецелевым образом.

— Детский спорт — это не только деньги. Это методики, тренеры, коррупция, в конце концов…

— Мы это прекрасно понимаем. Поэтому хотим в первую очередь централизовать процесс подготовки. У тренеров будут четкие методические установки — как и когда тренируются дети, что включено в программу подготовки. Тренеров будем готовить у себя, они должны будут проходить лицензирование.

Кроме того, будет определенное соревнование: кто поставит больше достойных игроков в центральную академию, тому будут платить бонусы, приглашать работать в Москву. И еще мы хотим визуализировать процесс и вести всех игроков из центра, для этого важна технологическая база. Для этого клуб создал на базе сервиса SAP Sports One единую цифровую систему, в которой будет содержаться вся информация по игрокам — от тренировочного процесса до медицинских данных и физических параметров.

О причинах поражений в Европе и проблемах российского футбола

— В чем, на ваш взгляд, причина плохого выступления российских клубов в еврокубках? Свидетельствует ли это о слабости российского чемпионата? И что нужно сделать для того, чтобы наш чемпионат не замыкался в себе, не превращался в соревнование для внутреннего пользования?

— Это большой, системный вопрос. Начну с предположения, которое наверняка будет встречено со скепсисом, — ограничения из-за ковида, которые серьезно повлияли на подготовку команд и отдельных футболистов в прошлом году. Я помню, как мы развозили футболистам велосипеды и другие тренажеры по квартирам, чтобы помогать им поддерживать спортивную форму. Подготовка была смазана, а график игр стал более интенсивным. В результате появилось очень много травмированных футболистов. Практически все топ-клубы страдали от этого всю вторую половину 20-го года. Некоторым командам из-за травм пришлось вообще перестраивать структуру игры.

— Но ведь и в Европе все оказались в такой же ситуации…

— Не совсем. У всех все было по-разному. Видимо, для нашей лиги, для наших клубов фактор подготовки более значимый. В любом случае я надеюсь, что прогресс в борьбе с ковидом позволит нам уйти от влияния этого фактора. Команды проведут первые за год полноценные сборы, выйдут на привычный уровень функциональной готовности игроков, и мы посмотрим, прав ли я в своих предположениях.

Но в любом случае ковид — разовый фактор, системные факторы гораздо важнее. Например, подготовка тренеров. Необходимо обучать их передовым методикам: научная медицина, восстановление, стратегия, тактика игры и так далее.

Отношение футболистов к тренировочному процессу и к тому, что они делают вне футбольного поля и вне тренировочной базы, принципиально важно. Я недавно отдыхал в одном отеле, где были несколько футболистов из топовых российских клубов. Фамилии не назову, но не последние, поверьте, футболисты. Все сидели допоздна, с красным вином, в спортзале ни я, ни мои друзья их не видели.

Я не представляю себе такого поведения топовых футболистов из английской, французской, итальянской или испанской лиг. Там люди гравитацию преодолевают, в 35, 36 лет играют за основные составы своих клубов, являются лидерами и примером.

Еще один важный аспект — детско-юношеский спорт. Это базовый элемент развития футбола. Здесь многое упирается в финансирование. Часто футбольные школы работают как некоммерческие организации, и сейчас спонсор не может перечислять деньги на развитие школы из прибыли до налогообложения, только из чистой прибыли. Помимо этого, я считаю, что клубы можно было бы обязать тратить какую-то долю своих бюджетов на развитие футбольных академий. В конечном итоге мы приходим к тому, что у некоторых владельцев клубов не хватает денег для того, чтобы соответствовать уровню РПЛ.

— То есть финансирование — еще одна системная проблема российского футбола?

— Ни для кого не секрет, что клубы в России фактически убыточные, но налоговая нагрузка на них очень существенная. Например, налог на прибыль. Специфика деятельности клубов заключается в том, что они несколько лет подряд могут нести убытки, которые будут компенсированы продажей игрока или призовыми от еврокубков. При этом, если клуб заработал, уменьшить налогооблагаемую прибыль за счет убытков прошлых лет полностью не может, только половину, и платит налог.

Или НДС. Заключая контракт со спонсором, клуб платит 20% от суммы в бюджет в качестве НДС, потому что зачесть против него ничего не может — основная статья затрат клуба — зарплата — НДС не облагается.

Важнейший вопрос — стоимость контракта по продаже телевизионных прав на показ РПЛ. Поступления от действующего контракта не покрывают и 10% от доходной части бюджетов ведущих клубов. По этому направлению мы существенно отстаем от большинства европейских лиг. Нужно создать продукт, который будет приносить клубам адекватные деньги от продажи трансляций.

То, как сейчас финансирование работает, не способствует интересу к инвестициям со стороны частного бизнеса. Потому что очень трудно вкладывать в спортивный клуб, не имея надежды хотя бы вернуть в перспективе вложенные деньги, развивая коммерческую составляющую клуба: привлечение спонсоров, продажа билетов. Не говоря уже о том, чтобы заработать. Просто один пример: продажа пива на стадионах. Почему, когда чемпионат мира — можно, а потом — нет?

— Лимит на легионеров. Согласны ли с тем, что в конечном счете любой лимит как форма протекционизма вредит?

— Вопрос относительный. Это как лекарство: слишком много — может убить, слишком мало — не вылечит, а в нормальном количестве стимулирует организм к восстановлению. Поэтому, с моей точки зрения, мы должны иметь возможность приглашать иностранных футболистов. Вы видите, что основной упор в нашей стратегии развития — это российская молодежь, нельзя сказать, что мы только иностранцев приглашаем.

Но и слишком мало иметь иностранных игроков из-за жесткого лимита — тоже вредит футболу. Мы видим, что лимит повышает цену на российские таланты и часто развращает молодых людей. Большие деньги приходят слишком быстро, и они перестают полностью отдаваться тренировочному процессу, останавливаются в развитии.

— То есть тот лимит, который сейчас, вы бы его пересмотрели?

— Мы его только приняли. Один сезон надо с ним отыграть и посмотреть, как это будет влиять, и прежде всего на позиционирование российских клубов на международной арене. А в целом его калибровка — очень тонкая настройка. Наверное, с ней дальше можно экспериментировать.

— Судейство, на ваш взгляд, входит в число проблем российского чемпионата?

— То, что РФС внимательно занимается этим вопросом, я всячески приветствую. Действительно выделяется много и человеческих ресурсов, и денежных на решение этой задачи. Шаги, которые предпринимаются, я считаю правильными. Мы хотим вести конструктивный диалог, хотим понимать последовательность трактовки правил и поведения судей. Все люди, все могут делать ошибки, но мы против предвзятости, против ангажированности. «Динамо» не «работает», как это называют в спортивном мире, с судьями. И никогда этого делать не будет, это наша убежденная позиция. При этом мы выступаем за более жесткие последствия для арбитров в тех случаях, когда они не отвечают установленным стандартам или, еще хуже, трактуют эти стандарты по-своему по каким-то причинам. В то же время качественная, профессиональная работа судей тоже должна оцениваться футбольным руководством соответствующим образом.

— В 2000-х была практика приглашения иностранных судей. Сейчас эта тема опять обсуждается. Какое у вас мнение по этому поводу?

— Я в принципе за конкуренцию в глобальных индустриях. Футбол — это мировая индустрия. И если мы хотим быть признаны как один из глобальных игроков, мы должны соответствовать мировым тенденциям. Если лучшие судьи находятся там и они готовы к нам приезжать и делиться опытом, я это только приветствую. Не потому, что у нас нет квалифицированных судей, а потому, что мы должны быть в состоянии конкурировать и приглашать лучшие таланты, мы должны занимать там, где есть такие возможности, и использовать этот опыт.

С другой стороны, я уверен, что меры, предпринимаемые руководством РФС, позволят воспитать новые поколения отечественных судей, которые сами станут конкурентными и востребованными в европейском футболе.

— Одна из до сих пор обсуждаемых тем — по какой системе играть: весна—осень или осень—зима? Ваше мнение?

— Как сейчас играем.

— Бесков или Лобановский в смысле философии игры?

— Я помню больше Лобановского. Потому Лобановский.

— Что главное в футболе?

— Системность и последовательность.

— А Валерий Лобановский говорил, что счет на табло…

— Запоминают результат, но основное — это то, что к результату приводит. Грубо говоря, симптомы или следствия. Вот следствие — это счет на табло. И он, конечно же, очень важен. Причем мы ведь все хотим этот счет в свою пользу. А к этому как раз должны приводить системность и последовательность.

Читайте нас в
Новости Новости
Статистика
Россия. Премьер-лига
Россия. Премьер-лига
Англия. Премьер-лига
Испания. Примера
Италия. Серия А
Германия. Бундеслига
Франция. Лига 1
Лига чемпионов
Лига Европы
Лига наций
Команды
М
О
1 Зенит
2
6
2 Рубин
2
6
3 Локомотив М
2
6
4 Динамо М
2
6
5 Нижний Новгород
2
4
6 Сочи
2
3
Развернуть
КХЛ
КХЛ
Команды
М
О
Восточная Конференция
1 Ак Барс
60
90
2 Авангард
60
84
3 Металлург Мг
60
81
4 Салават Юлаев
60
81
5 Трактор
60
74
Развернуть
Главное Лента Ставки